Правда вместо полуправды и даже откровенной лжи

Я долго не мог принять решение, вступать ли в полемику с автором явно заказной публикации, направленной на дискредитацию Республики, с очевидной целью — привлечь внимание международной общественности ко всем тем «катастрофическим безобразиям», которые происходят в недрах шахт Донбасса на территории, подконтрольной правительству народа, не пожелавшего подчиниться безумным идеям прислужников западной демократии. Однако, просматривая просторы сети интернет украинского сегмента, обратил внимание, что частное мнение украинского эксперта многократно продублировано на самых разных лояльных киевскому режиму сайтах, и даже взято на вооружение некоторыми высокопоставленными политиками украинского парламента.

Речь идет о широко растиражированной украинскими комментаторами публикации интервью с господином Е. Яковлевым «Будущее Донбасса: В течение десяти лет регион будет ликвидирован полностью». Нас, конечно, впечатляет трогательная забота автора о просторах Донбасса и даже недвусмысленно напрягает его неутешительный прогноз, предрекающий солончаковую пустыню в Донбассе на площади в 15 тыс. квадратных километров, однако упомянутая публикация просто поражена изобилием неточностей, передергиваний и даже профессиональных подлогов, озвучиваемых геологом со стажем. То ли времени на исполнение «заказа» было мало, чтобы проверить ряд утверждений, касающихся ситуации в горнодобывающей отрасли ДНР, то ли навыки утрачены, но профессионалу утверждать на «голубом глазу», что минерализация Северского Донца увеличивается в 8 (восемь!) раз на выходе в РФ из Донецкой и Луганской Республик вследствие многокилометрового дренажа шахтных вод от затопленных шахт, можно только очень сильно «озаботившись» полученным заданием. Впрочем, все по порядку.

Итак, господин Яковлев в своем интервью утверждает, что «По мнению ряда экспертов — инженеров, горняков и экологов, — в среднесрочной перспективе Донбасс с высокой долей вероятности станет зоной техногенного бедствия. Это будет 15 тыс. квадратных километров соленых болот, с разрушенными трубопроводами, шоссейными и железными дорогами, невозможностью капитального строительства и почти полным отсутствием собственных источников питьевой воды. Процесс деградации будет сопровождаться десятками локальных гидроударов, эквивалентных землетрясениям в 3–4 балла, влекущих разрушение коммуникаций и строений. При этом дело может не ограничиться территорией ЛДНР — существуют серьезные трансграничные риски для южного региона России с центром в Ростове-на-Дону и общего с Украиной Азовского моря. Причина в неконтролируемом «военном» процессе остановки угольных шахт. В последние годы водоотлив (откачка воды) на выработках в Донбассе сильно сократился, что привело к повсеместному подъему шахтных вод и затоплению нижних горных горизонтов…. Показатели минерализации воды в верхнем течении, при входе реки в зону конфликта, и в нижнем, на границе с Ростовской областью, различаются в восемь раз».

Поясняю, в центральном районе Донбасса ДНР сегодня работают 24 шахты с действующими водоотливными комплексами (как те, которые функционируют полноценно, так и те, которые находятся под ликвидацией). Из них только 5 имеют сброс шахтных вод в бассейн Северского Донца — две в Кривой Торец, три — в Лугань. Суммарный вклад водоотливных комплексов всех пяти 0,44 м3/сек. Минерализация вод в этих шахтах — от 1,8 до 3,5 г/л. Уважаемый «эксперт», возьмите калькулятор и посчитайте, сколько процентов это составит от расхода реки (160 м3/сек) в нижнем течении. Ответ – 0,027%. Удвойте эту цифру, чтобы учесть воду от уже закрытых донецких шахт, добавьте еще столько же от луганских и получите все равно первые единицы процента. Теперь рассмотрим следующее. Минерализация Северского Донца в верхнем течении порядка 0,7 мг/л. Озвученное Вами восьмикратное превышение, якобы имеющее место в нижнем, составит в таком случае 5,6 мг/л. Вам, если Вы вникали в тему шахтных вод Донбасса, должно быть известно, что средняя минерализация на донецких (ДНР) шахтах составляет около 2,7, а для ЦРД и того меньше – порядка 2,5 мг/л. Таким образом, если бы даже вся шахтная вода сбрасывалась в бассейн Северского Донца, да что там – если бы Донец питался полностью шахтными водами двух республик (что абсолютно невозможно по сугубо географическим и геологическим причинам), его минерализация не могла никак достичь названной Вам величины.

Да, действительно, с 2014 года вследствие развязанной Украиной войны против народа Донбасса ряд шахт, попавших в зону активных боевых действий, были вынужденно затоплены, причем с обеих сторон от линии разграничения. Однако, вам ли упрекать в этом нас? Влияние шахтных вод на окружающую, в том числе геологическую, среду носит локальный характер, первые километры вокруг шахтного ствола — так называемая депрессионная воронка. Ну, не текут подземные воды, подобно поверхностным рекам, быстро и обильно. Это очень медленное движение сквозь поры и трещины в горных породах, причем далеко не во всех слоях, а только в тех, которые (как например, песчаники) имеют достаточную пористость и водопроницаемость.

Свою точку зрения Вы подкрепляете мнением других ученых — «Ученые в Киеве, Донецке и Москве согласны с такой оценкой. Речь идет об изменении геологической структуры в регионе, на которую человек уже решающим образом повлиять не сможет». Послушайте, кто может назвать случаи в последние три года, когда ученые Донецка, Киева и Москвы что-то обсуждали вместе? Или частный «звонок другу» возводится в ранг широкого научного обсуждения? Как раз было бы очень хорошо, если бы Вы лично и другие специалисты с Украины приехали в Донецк и действительно обсудили накопившиеся проблемы, без политической ангажированности и предубеждений.

Теперь о неточностях в заявлениях господина Яковлева. Нагнетая страх вокруг процесса ликвидации шахты «Юнком», он утверждает, что там «был произведен атомный взрыв, по мощности сопоставимый с хиросимским». Ошибся «эксперт» в 67 раз. Американская бомба имела тротиловый эквивалент в 20 килотонн, заряд в Енакиево – всего 300 тонн.

Комментируя аварию 1989 года на горловской шахте «Александр-Запад», приводится цифра в 14 погибших, в то время, как в момент аварии погибли только трое, более того, автор утверждает, что авария была в 1988 году! Это было воздействие не мифических складов с ядовитыми отходами, а техногенная авария, при которой на территорию завода вылилось много тонн мононитрохлорбензола. Сегодня на территории Горловского химзавода не осталось отходов, они были полностью вывезены еще до войны. Там остались могильники за территорией завода, где заскладирован отравленный грунт с промплощадки предприятия, образовавшийся во время аварии 1989 года.

Далее по Горловке. Обильно сыплющий устрашающими фактами автор заявляет, «в пригороде Горловки — поселке Зайцево — находится одна из самых горячих точек войны в Донбассе. Здесь же проходит русло канала Северский Донец — Донбасс. В ходе артиллерийских обстрелов, непрекращающихся с 2014 года, оно постоянно повреждается. Канал открыт для попадания стороннего загрязнения. Если в это русло попадут отходы из Горловки или просочатся воды из близлежащего Енакиево или Никитовки, непредсказуемые последствия загрязнения грозят не только ДНР, но и украинскому Мариуполю».

Поясняю для тех, кто слабо знаком с местной гидрологией. Зайцево находится вдали от канала и по другую сторону от водораздела, проходящего через город Горловка. Горловский химзавод также расположен по другую сторону от водораздела относительно канала. Это же справедливо для города Енакиево, расположенного к востоку от водораздела, в то время, как канал протекает к западу, и соответственно, город не может повлиять на канал просто потому, что рельеф не позволяет. Достаточно просто взглянуть на спутниковый снимок или карту в Гугл. Для чего господином Яковлевым было сделано это заявление? Снова поясняю, была поставлена задача – очернить любым способом.

Еще один авторский «шедевр»: «Кроме того, за счет движения минерализованных соленых вод снизу вверх начнется загрязнение. Оно уже идет по питьевым горизонтам в Стаханове, Снежном, Краснодоне. А затем изливом вод в Северский Донецк и его притоки. Этот поток отравит и уже травит питьевую воду в Донбассе и понесет потом эту «грязь» в Россию».

Это каким же образом, нарушая устойчивую стратификацию вод в стволе, глубинная более минерализованная по сравнению с поверхностными водами шахтная вода станет подниматься вверх, нарушая закон Архимеда? Кстати, что у Вас, уважаемый, было в табеле по математике и физике? В части масштабного трансграничного загрязнения России шахтными водами через русло Донца уже было прокомментировано выше.

Но, может быть, эти минерализованные шахтные воды, выходящие на белый свет из какой-то ужасной подземной преисподней, действительно столь опасны и столь насыщены солями, что могут, как это обещают киевские пропагандисты, уже «в среднесрочной перспективе» превратить 15 тысяч квадратных километров донбасской земли в не пригодные для жизни соленые болота? Гидрогеохимические данные показывают, однако, что это совершенно не так — минерализация вод в упомянутых выше пяти шахтах ЦРД составляет от 1,8 до 3,5 мг/л (для справки это в 20-10 раз меньше, чем средняя соленость морской воды, составляющая 35 мг/л). Но, может быть, шахтные воды опасны ещё по какой-то другой причине? Не могут ли, например, шахтные воды, хлынув на дневную поверхность, принести с собой огромное количество грязи так, что это вызовет экологическую катастрофу? Шахтные воды, как уже говорилось, в самом худшем случае будут медленно вытекать из шахт, так что никакого бурного потока не будет, и все мало-мальски крупные частички, находящиеся в воде, просто-напросто осядут на дно шахтных стволов, где и останутся на неопределённо долгое время.

Город Стаханов приводится в публикации как пример крайне негативных последствий закрытия шахт в Луганской области. Кстати, не Вы ли работали в госкомгеологии Украины в те времена, когда проводились эти ликвидации? И где было тогда Ваше профессиональное мнение? Теперь по сути. Если поинтересоваться историей города Кадиевки (ныне город Стаханов), где шахтер Стаханов устанавливал рекорды, то можно с удивлением узнать, что в период немецкой оккупации все шахты были затоплены, причем что любопытно — нет никаких свидетельств о происходивших тогда гидроударах. А уже к сентябрю 1944 года, были восстановлены 4 основные и 68 мелких шахт. Работа была проделана колоссальная — под водой находилось примерно 95% всей довоенной линии забоев. Кстати, не менее драматическое затопление происходило в те времена и в городе Сталино (это наш Донецк). Конечно, нельзя отрицать, что затопление шахт влечёт за собой определённые проблемы, но все эти проблемы всегда носят, как уже говорилось выше, узколокальный характер (прежде всего, речь идёт о некотором повышении так называемого зеркала подземных вод и возможном подтоплении подвальных помещений в близлежащих домах, впрочем проекты ликвидации шахт должны предусматривать минимизацию всех этих последствий). В годы Великой Отечественной войны многие шахты Донбасса были затоплены, но почему-то ни один квадратный километр донецкой и луганской земли не превратился при этом в соляное болото, и никто ни в военные, ни в послевоенные годы не помнит никаких гидроударов-землетрясений. Кто-то может утверждать, что та давняя война привела к экологической катастрофе?

После того, как автор был уличен в немалом количестве неверных утверждений, можно ли доверять его утверждениям по поводу бесконтрольного затопления нижних горизонтов и добычу угля кусками с верхних горизонтов на шахтах Донецка? Или о том, что шахта Горького в Донецке не справляется с водоотливом (как откачивал главный водоотлив 2,8 млн. м3 в год, так и продолжает качать на площадке в районе вентствола)? Или его мрачным прогнозам по радиоактивному загрязнению Азовского моря водами ликвидируемой шахты «Юнком»? Кстати, достаточно много специалистов в этом вопросе, в том числе и на Украине, утверждают, что самый надежный способ предотвратить потенциально возможное радиационное загрязнение от объекта «Кливаж» — это мокрая консервация. Например, можно ознакомиться с мнением Евгения Руднева, доктора геологических наук, автора сотен работ по гидрогеологии, геофизике, геоэкологии, неоднократно исследовавшего экологическую ситуацию на упомянутом объекте. «Чем больше я беседую с ведущими учеными, которые занимаются проблемами Чернобыльской территории, тем все больше убеждаюсь: шахту нужно затапливать. Причем чем скорее, тем лучше. Конечно, при соблюдении ряда важнейших условий».

Единственное, в чем хочу согласиться с господином Яковлевым, так это с его оценкой эффективности работы Госгеолслужбы Украины: «С украинской стороны линии фронта режимные наблюдения на контуре шахтных полей, которые раньше велись силами в основном государственной геологической службы, сейчас полностью остановлены». Вот так-то!

Займитесь, господа, реальными проблемами на шахтах на территории Донецкой области, временно подконтрольной Украине, которые, находясь на линии разграничения, подтапливаются так же точно, как и со стороны ДНР и, более того, шахтная вода некоторых из них поступает по подземным выработкам на территорию Республики. Как, например, затапливаемая в результате боевых действий шахта «Артема» с украинской стороны, поставляет большие объемы вод на шахту им. Гагарина, расположенную уже со стороны ДНР, и эту прибывающую воду приходится откачивать нашему предприятию. И тогда, возможно, будущее Донбасса не покажется вам столь мрачным.

Роман Кишкань

гражданин и чиновник